Лауреат 7-го Международного Турнира по качеству
   стран Центральной и Восточной Европы в номинации
«Малые и средние компании»
 


База знаний

Лапидус В.А., еженедельная газета «Курс-Н» № 25, 02.07.2010

Лапидус Вадим АркадьевичНовый ресурс - за потребителем

В.А. Лапидус
материал подготовлен корреспондентом В. ЦВЕТКОВЫМ

Какие новые направления появились за последнее время в мировом и российском консалтинге, чтобы их могли бы взять на вооружение нижегородские предприятия? С таким вопросом корреспондент "Курса Н" обратился к руководителю Центра "Приоритет", Почетному президенту Международной гильдии профессионалов качества, академику IAQ Вадиму ЛАПИДУСУ.

Между лидерством и менеджментом

- Давайте я сначала скажу, как я вижу будущие изменения российского бизнеса и прежде всего российской промышленности. За прошедшие почти 20 лет многое изменилось в нашей жизни. У нас появилась торговля, банковское дело, сфера обслуживания. Советской торговли не было, была распределительная система, банков не было - нас одаривали "сберкассы". Но что продолжает упорно не изменяться? Характер того, как устроена наша промышленность, многие виды новых направлений продолжают оставаться на некоторых принципах и доктринах, которые сложились в советское время. Они очень тяжело и медленно меняются.

Создается, допустим, новое банковское дело. Но тем не менее очень многие элементы менеджмента того, как устроена производственная операционная система, остаются незыблемыми. Применяются все те же самые схемы. У нас появилось огромное количество управляющих компаний, которые пытаются, находясь в Москве, управлять заводами, расположенными на Урале, в Сибири, в Поволжье. И мы видим, что эти управляющие компании функ-ционируют, как плохие министерства. Копируют, может быть, даже не понимая этого, их работу. По моим наблюдениям, это больше чиновники, а не управленцы.

Так что некоторые фундаментальные вещи не менялись. С моей точки зрения, нынешний момент характеризуется жестким обозначением того, что ресурс Советского Союза заканчивается. Во многих сферах. Он закончился в спорте. Он долгое время существовал на тех школах, которые были созданы еще советскими тренерами. Поражение в Ванкувере - это провал не одной спортивной системы, а значительно более комплексной.

Теперь о промышленности. Она работает на государственных стандартах, созданных еще в советское время. Обновление практически не происходило. Попытки перейти на новую систему, связанную с разделением когда-то обязательных государственных стандартов на добровольную систему сертификации и систему обязательных регламентов, не сработали. Мы не сумели создать минимально необходимое количество регламентов, запутались в них, как и во взаимоотношениях между регламентами и стандартами. Дело ли президента страны заниматься наведением порядка в этой, казалось бы, технической области? Однако он вынужден был вмешаться, и решения, которые сейчас обсуждаются, связаны с использованием технических регламентов существенно уступавших нам когда-то стран - Казахстана, Белоруссии и т. д. Это вызывает недоумение.

У нас до сих пор не изменился порядок исследований и разработок в промышленности. Так называемые ГОСТы - 15001 системы разработки и постановки продукции на производство в основном отражают идеи 40-летней давности. У нас практически не изменилась система конструкторской и технологической документации. Мы видим, что на предприятиях, которые становятся филиалами западных компаний, все по-другому. У нас не изменилась система бухгалтерского учета, и сейчас на практике существуют разные системы - как западные, так и российские.

Как действующий директор могу сказать, что российская система бухгалтерского учета очень неудобна и даже мешает работе управленца. Сделана она в интересах налоговой системы, а не в интересах бизнеса. Приходится создавать свою внутреннюю, параллельную систему управленческого учета.

Запас, который был создан Советским Союзом, какой бы он ни был - плохой, хороший - исчерпан. Это нужно понять. Идея модернизации состоит не только и не столько в том, чтобы заменить станки и оборудование. Изменить нужно философию, идеологию, концепцию бизнеса, подход к бизнесу и многое другое.

Мы до сих пор не можем сформулировать свое отношение в промышленности к инженеру. У нас нет понимания того, кто такой рабочий. У нас ложное представление об управляющем менеджере. Если мы начинаем рассуждать с промышленниками на тему о лидерстве, то она вызывает полное недоумение. Люди не могут понять, о чем мы говорим. Менеджеры спрашивают: "А мы что, не лидеры что ли?". Лидерство в бизнесе - это не черта характера, а метод управления. Если вы работаете по установленным для вас жестким планам, количественным целям и выполняете чей-то приказ, то вы не лидер, а менеджер. Лидер, работающий в русле политики компании, сам устанавливает цели и принимает решения. Очень многие в наших компаниях делают и то, и другое, но понимания того, где лидерство, а где менеджмент, у нас нет.

20 лет с переменным успехом мы двигались в противоположных направлениях. Сначала децентрализация, а потом централизация. Монстры, которых мы создаем, теряют вегетативную систему, отвечающую в бизнесе за выживание, в то время, заметим, как центральная нервная система отвечает за реализацию стратегий. И то, и другое необходимо. У нас же вегетативные бизнес-системы очень плохо развиты. И уж совсем не развито понимание того, как они взаимодействуют.

Мы только сейчас начинаем осваивать понятия, которые за рубежом называются операционным менеджментом, изучать устройство операционных производственных систем. Смешно сказать, но в России (по данным журнала "Эксперт" № 18 от мая 2010) всего лишь 3 проц. компаний заинтересовались производственной системой "Тойота", системой "бережливого производства". Да и то фрагментарно, без понимания сущности философии, которая там заложена в основе.

Контингент меняет континенты

Я считаю, что мы находимся в ситуации, когда появилось очень много предвестников крупных, серьезных изменений, которые жизнь достаточно жестко выдвигает. Мы не одни в таком положении. Кажущийся процветающим Китай обеспокоен огромным количеством проблем (быть или не быть). Китайские экономисты сравнивают экономику Китая со слоном, который едет на велосипеде. Он может ехать только с большой скоростью. Приостанавливаясь, он теряет равновесие и падает. А если не пользоваться аллегориями, то новая китайская экономика работает за счет ежегодного втягивания в нее из бедных территорий от 10 до 20 млн трудоспособного населения. И это есть основа роста сегодняшнего Китая. У Китая колоссальные проблемы, как и у Бразилии, Мексики.

- Как будто у США их меньше.

- США отличаются от многих других стран отношением к проблемам. Я много общаюсь с американцами, они любят проблемы. Они ужасно любят слово "вызов". Как только появляется что-то подобное, у них тотчас же следует проактивно опережающая реакция.

- Что касается начала мирового кризиса, то считается, что закоротило и рвануло именно там, на деревативах.

- Да нет. О чем вы говорите. Давно замечено, что перенос рабочих мест из Европы, США за рубеж - очень опасное явление, которое не имеет регуляторов в обычной рыночной системе. Допустим, у вас два предприятия находятся в пределах доступности без языковых и культурных барьеров. И если одно из них разоряется, то люди увольняются и переходят в другое, которое рядом. И оно начинает развиваться. Гибнет один вид отраслевой деятельности - поднимается другой. Это создавало механизм обратной связи, трудовые ресурсы свободно перемещались из одного региона в другой от одного предприятия в другое. Гибли предприятия, но экономики росли. Экономический дарвинизм.

В середине прошлого века приз за лучшее решение антикризисной программы получила компания "Форд". Она предложила мобильные дома, которые прикрепляются к автомобилю и позволяют людям, ищущим работу, переезжать с готовым жильем туда, где есть вакансии, с того места, где их нет. Это решение резко повысило мобильность населения.

Перемещение рабочих мест в Китай не позволяет людям, которые увольняются, допустим, в каком-нибудь французском предместье, переехать работать в Поднебесную. Одного-двух человек как экспертов возьмут. И только. Это очень тяжелая проблема. И то, что происходит сейчас в Европе - это на самом деле кризис перераспределения экономик. Это кризис геоэкономический, масштаб глобальный, перемещение огромных производственных сил с одних континентов на другие. Причем без физического переноса. Уволившиеся люди на Западе на Восток не переезжают, там готовят своих, желающих работать сотни миллионов.

В Италии есть город Прадо. Это крупный текстильный центр, где было около 6 тыс. относительно небольших текстильных предприятий, изготавливающих известные мировые бренды. Сейчас их в три раза меньше. А где все это? В Китае. Основа глобального мирового кризиса будет состоять в том, что центры производства переносятся на другие континенты. А работники не имеют возможности свободно переезжать из одной страны в другую.

Есть куча барьеров - языковые, культурные, расовые. Все они существуют. Я не могу переехать завтра в Китай, хотя понимаю, что там мои знания будут востребованы. Мне надо выучить китайский язык, законодательство Китая и т. д. Хотя, например, американские специалисты, с которыми я работал 4 года назад, очень активно изучали китайский язык.

Кризис связан с этими явлениями. А как он будет в дальнейшем проявляться - то ли ипотека начнет валиться, то ли Греция перестанет выплачивать долги - это будет по-разному, будет срабатывать принцип слабого звена, а рвущая сила та, о которой я говорю.

- Кризис уже давно проявился.

- Острота его будет возрастать. Я говорю в будущем времени потому, что у некоторой части наивного населения есть ощущение, что буря прошла и теперь начинается время поступательного роста. И скоро мы опять будем жить, как в 2008 году, как в 2007. Неправда. Так больше уже никогда не будет. Если на короткое время не надуется какой-нибудь экономический пузырь.

- Какой же у вас прогноз?

- Я считаю, что увеличение уровня благосостояния 3 млрд людей, живущих в Азии, не произойдет бесследно для "золотого миллиарда" европейского и американского. Конечно, придется смириться с падением жизненного уровня, который будет компенсироваться в первое время дешевыми китайскими и индийскими товарами. А со временем так же, как и японские они станут более дорогими. И это будет продолжаться до тех пор, пока уровень потребления в Китае не сравняется хотя бы приблизительно с потребительским уровнем Японии, Европы.

Невстроенное "встроенное" качество

- Тем не менее тотальная революция качества, которое в вашей философии бизнеса выступает в роли основного драйвера роста, продолжается? Что появилось новое?

- Какие-то идеи появились. Но очень многое из того, что было в тотальной революции качества, просто превратилось в рутинные вещи. Изменения фантастические. В 60-70-е годы в Европе и США нормальным считался уровень брака в несколько процентов. Даже было понятие "оптимальный" или даже "приемлемый" уровень брака. Сегодня этот уровень в 100 тыс. раз меньше. Он измеряется числом дефектных возможностей на миллион. Японцы число дефектов в пересчете на миллиард начали измерять. Количество контролеров радикально изменилось. Раньше более 10 проц. персонала предприятия были контролеры-инспекторы качества. Сегодня их 1 проц. И роль их несколько иная. Очень много вопросов по качеству исполнители взяли на себя и заметно уменьшили контрольные функции третьих лиц.

Потери от низкого качества, которые достигали 20, а иногда даже 40 проц. себестоимости, так называемые скрытые фабрики на предприятиях по устранению дефектов - все это в прошлом. Сегодня иностранные компании научились делать качество, которое меня поражает. К сожалению, в тех явлениях, которые пришли к нам в результате рыночных реформ, мы восприняли только бюрократические установки стандартов ИСО 9000. А стандарты - это только хвост тех явлений, которые происходили в области качества. В них зафиксировалось то, что стало обычной рутинной практикой, а к нам пришло как передовые идеи.

Революция качества прошла мимо нас. Число контролеров-инспекторов меньше не стало, входной, выходной, инспекционный контроль не уменьшились. А к этому добавили сертификацию, сертификационный аудит, наблюдательный аудит, инспекционный аудит. Центральная идея философии качества заключалась в замене контроля встроенным качеством, чтобы за него отвечали люди, которые его делают. Я все время разъяснял, что не в контроле дело, но только в ряде случаев добился успеха. Наши умы следуют только в одном направлении - контроль над контролем. Всплывает древняя фраза римлян - "Кто охраняет охранников?". Сколько можно строить этих этажей контроля друг над другом? А где контроль, там всегда коррупция разного уровня.

- Вы считаете, что терпеливое разъяснение большинству предприятий новых подходов к консалтингу качества надо начинать как бы заново?

- Консалтинг возникает там, где есть люди, которым он нужен. Руководству "РЖД", руководству Горьковского автозавода, казахским компаниям мы были нужны, а огромному количеству предприятий Нижегородской области мы как будто без надобности.

- А почему?

- Хотя бы потому, что они не знают, как вопрос нам задать. Чтобы задать вопрос, нужны знания. Сегодня речь может идти не о консалтинге, а о массовом переобучении российских инженеров, технологов, рабочих и менеджеров. Всех надо учить, как работать по-другому, чтобы качество было на уровне немецкого и японского. Чтобы производительность была в десять раз выше.

У нас в автопроме производительность 18-20 тыс. долларов на человека - хороший результат. Сравните: 1 млн 300 тыс. долларов - такая выработка японского работника на сборочном заводе "Тойота". Понятно, что он делает малую часть, там в цене заложены комплектующие. Но нам нужно не отвергать это, а думать, почему "Тойота" делает 180-190 млрд долларов в год, а для АвтоВАЗа 4 млрд долларов превосходный результат, для ГАЗа - 3 млрд. И при этом мы говорим: ГАЗ - завод-гигант. А по выручке вернее, наверное, было бы сказать, что ГАЗ - маленький завод с большой территорией и численностью. То же самое я сказал топ-менеджерам АвтоВАЗа на их конференции по качеству. Они обиделись на меня, но согласились, что я был прав.

- Им это было сделать нелегко. Вы откусили большую часть их бренда.

- Начало проблемы в недостатке знаний. Потом, когда люди, получив их, начинают работать, им нужны консультанты. 80 проц. услуг центра "Приоритет" - это не консалтинг, это - обучение. Способов влияния на культуру качества много, но есть глубинные вещи и некоторые из них надо менять. Качество не терпит принуждения, но дружит с любовью к потребителю. В любом случае сегодня любовь к потребителю хорошо оплачивается. Потребитель готов платить деньги. И это громадный новый ресурс.

- Надо полагать, что рынок беззаветной любви к потребителю, которая в данном случае могла бы выражаться в превосходном, греющем чувстве качества, нам еще предстоит открыть. 

- Насчет беззаветной любви процитирую Осипа Мандельштама: "красота - не прихоть полубога, а хищный глазомер простого столяра".

Лапидус В.А., еженедельная газета «Курс-Н» № 25, 02.07.2010
http://www.kurs-n.nnov.ru/

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить